Главная / В мире / Ужас партизанской войны на Востоке
Пример HTML-страницы

Ужас партизанской войны на Востоке

«Рельсовая война» дорого обошлась вермахту, пишет Die Welt. Она отвлекла огромные ресурсы немецко-фашистских войск и нарушила их снабжение. Это заметно осложнило подготовку наступательной операции «Цитадель», которая закончилась полным провалом.Бертольд Зеевальд Антипартизанские операции в 1943 году задержали масштабное наступление немецкой армии на Курск. Чтобы сломить сопротивление, немецкому командованию пришлось задействовать даже элитные подразделения, такие как 7-я дивизия. Погибло более 500 тысяч человек.В марте 1943 года полевая жандармерия 7-й пехотной дивизии вермахта отметила следующий случай: местный русский доброволец из службы поддержания общественного порядка во время побега ранил одного и застрелил двух унтер-офицеров. В заключении значилось: «Почти с уверенностью можно сказать, что он был связан с партизанами и позволил себя завербовать только для отвлечения внимания». А вот еще более весомое наблюдение: «Предполагается, что все гражданское население оказывало партизанам помощь». В скором времени 7-я пехотная дивизия должна была перейти под командование генерал-полковника Вальтера Моделя и присоединиться к 9-й армии для запланированного наступления на Курск. Со времени нападения на Советский Союз это подразделение сражалось на Восточном фронте. Во время провалившейся атаки на Москву в 1941-м оно, как было записано в одном из докладов, было практически уничтожено.Сильно пострадало оно и во время боев в 1942 году, так что к началу 1943-го немецкая «семерка» была уже непригодна к боевым действиям. Но поскольку сформированная в Баварии 7-я дивизия относилась к элитным войскам, ей дали возможность в рамках весеннего призыва организовать и обучить своих новых солдат и привести в порядок вооружение.В конце марта подразделение объявило о своей «полной боевой готовности». При численности 15 тысяч человек оно должно было удерживать участок фронта протяженностью 27 километров. 7-я пехотная дивизия относилась к подразделениям, документы которых сохранились до наших дней, во всяком случае те, что были составлены до начала 1944 года. Они находятся в военном архиве Фрайбурга-в-Брайсгау. В этих бумагах можно обнаружить подробную хронику боев и статистику погибших во время последнего масштабного наступления немецкой армии на Востоке — операции «Цитадель» — и последующего отступления.

Сроки наступления должны быть сдвинуты

Видное место в этой хронике занимает так называемая «партизанская война», которая в значительной мере замедлила движение немецких войск в направлении Курска. Из трех немецких групп армий («Север», «Юг» и «Центр») одни только подразделения в составе группы армий «Центр» с февраля по июнь 1943 года пережили 840 партизанских атак на сеть железнодорожных дорог, по которым велось снабжение немецких войск. В итоге транспортировка 300 тысяч солдат, а также тысячи танков и штурмовых орудий, которая должна была производиться в условиях строжайшей секретности, существенно запоздала.Наступление в очередной раз было перенесено. Более того, как только 7-я пехотная дивизия заявила о своей готовности к бою, она сразу же была задействована в антипартизанской операции под кодовым названием «Цыганский барон».Целью операции были Брянские леса к северу от Орла, где возникло так называемое Локотское самоуправление, служившее немцам во главе с русским инженером. Оно имело статус автономного национального образования и собственные вооруженные силы численностью около 15 тысяч человек. Но даже учитывая, что Локотское самоуправление предоставило своих людей для борьбы с партизанами, этого было недостаточно, чтобы сдерживать увеличившийся на 7—8 тысяч человек отряд подполковника Красной Армии, чьи атаки на поселения, железнодорожные пути и продовольственные склады делали местность небезопасной.В кратком докладе описаны «непривычные бои в лесу»: солдаты были вынуждены пробираться через болота и ночевать под открытым небом в насквозь промокшей униформе. «Те, у кого еще оставались романтические мечты из книг о приключениях, получили здесь возможность на собственном опыте узнать, какова жизнь настоящего первопроходца. Бойня без следа романтики, в борьбе с коварным врагом, знающим лес и его секреты». Солдатам приходилось выстраиваться в цепочки и прочесывать лесные чащи.

«Расстрел военнопленных запрещен»

О том, что скрывалось за лирическими отступлениями о первопроходцах, рассказывают полученные немецкой армией приказы.Взятые в плен командиры и комиссары незамедлительно доставлялись к старшему офицеру разведки, который выступал в роли связного между тыловыми войсками СС и остальными участниками военных действий. То же самое относилось и к взятым в плен евреям. С ними был разговор короткий, а вот гражданские лица, «принудительно мобилизованные» партизанами, рассматривались в качестве военнопленных, относительно которых было дано строгое распоряжение: «Расстрел военнопленных запрещен». В противном случае последние не прожили бы и нескольких дней.Но и пленные, которые получали статус вынужденных помощников партизан, не были в безопасности. Их ссылали в лагеря, где передавали помощникам вермахта, набранным из местного населения, чтобы те «своими методами» проверяли, не затесались ли среди этих пленных участники партизанского движения.И это только некоторые из эвфемизмов, которыми прикрывались массовые убийства. Еще в июле 1941 года Гитлер утверждал, что партизанская война «дает нам возможность истреблять всех, кто нам противостоит». Именно в таком ключе и действовали оккупанты в случае сопротивления и даже при малейшей тени неповиновения. Геноцид еврейского народа также был причислен к «борьбе против партизан».Когда Сталин весной 1942 года создал в Москве «Центральный штаб» партизанского движения, бои в тылу немецких войск стали более ожесточенными. И чем активнее были посягательства на и без того непрочную инфраструктуру вермахта, тем более жестоко реагировали на них немногочисленные сторонники оккупационного режима, чье оружие зачастую было устаревшим, а солдаты – плохо подготовленными к ведению боевых действий.

«Диковинные, гротескные, жуткие судьбы»

Как выглядели их противники, явствует из доклада 7-й пехотной дивизии: «Странная смесь из фанатично любящих родину бойцов, авантюристов, разбойников и их вынужденных сподвижников с диковинными, гротескными, жуткими судьбами». Смущало солдат и присутствие в захваченных партизанских лагерях значительного числа женщин.По оценкам историков, при такой масштабной операции, как «Цыганский барон», лишь 20-30% погибших действительно были партизанами. Остальные были гражданскими лицами, которые оказались между подразделениями СС, местными войсками вермахта и вспомогательными войсками (полицаями) с одной стороны и партизанскими отрядами — с другой. Все они стали случайными жертвами кровавых столкновений. «Позади оставались «пустынные зоны»: опустевшие районы, «сгоревшие деревни и горы трупов», пишет историк Кристиан Хартманн (Christian Hartmann).В 1943 году все больше немецких командиров начали понимать, что эскалация насилия лишь усугубляет проблему. После битвы под Сталинградом и поражений на юго-востоке вермахт лишился последней надежды завоевать симпатию местного населения – главным образом уроженцев Украины и Кавказа, – на что был расчет в начале наступления. Чтобы не вынуждать население пополнять ряды партизан, немецкие войска старались хоть как-то контролировать насилие.Это касалось и сформированной в Баварии 7-й пехотной дивизии, о чем свидетельствует, например, полученный этим подразделением приказ, запрещающий войскам сжигать населенные пункты. Кроме того, была директива, предписывающая дивизии собирать информацию о населенных пунктах, полностью или частично находящихся под угрозой разрушения, и предотвращать их полное разорение.

«Прежняя наша позиция была ошибочной»

То же самое относилось и к поручению захватывать боеспособных мужчин в возрасте от 15 до 65 лет и присваивать им статус военнопленных. Им разрешали брать с собой одежду, мелких домашних животных и провиант. Упомянутое поручение не было актом человеколюбия, это было сделано из соображений необходимости. Наконец, пришло осознание, что никаким иным способом не удастся удовлетворить потребность в рабочей силе на родине и в восточном районе.Приказом от 19 июня 1943 года солдаты 7-й пехотной дивизии «снова» были поставлены в известность, что «прежняя позиция по отношению к военнопленным и гражданскому населению была ошибочной и привела к неутешительным последствиям на территории рейха и в восточном районе». Что касается начала операции «Цыганский барон», в документе значилось следующее: «Чрезмерной нагрузки на военнопленных быть ни в коем случае не должно».Позаботились и об улучшении питания, условий содержания и медицинского обеспечения военнопленных. Злоупотребления по отношению к населению следовало «предотвращать при любых обстоятельствах». Каждый солдат отныне должен был «личным примером» подтверждать, что настали другие времена.

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий