Главная / ПОЛИТИКА / «Россия — иммунная система мира»: у демократии появилось новое определение
Пример HTML-страницы

«Россия — иммунная система мира»: у демократии появилось новое определение

Андрей Исаев. Фото: duma.gov.ru

Уже почти 20 лет прошло, как в наш политический язык вошло понятие “суверенная демократия”. Идеологический текст, раскрывающий суть концепта, появился в конце 2006-го — это статья Владислава Суркова “Параграфы PRO суверенную демократию”. Но политический век термина оказался недолог — по сути, только часть второго путинского срока. Потом Дмитрий Медведев бросил где-то между делом, что “демократия не требует дополнительных определений”, а с уходом Суркова из Кремля и возвращением Владимира Путина про тогдашние идеологические штудии решено было забыть. Но сегодня вопросы определений для терминов, которыми оперирует власть стали актуальны как никогда. В «недружественных странах» демократия и у нас демократия, но, оказывается, демократии бывают разными. 

За последние два с половиной года Андрей Исаев объездил с выступлениями почти все регионы России, включая новые территории. И часто слышал вопрос из зала: когда мы будем жить прежней жизнью? Отвечая на него, он вспоминал древнегреческих философов “нельзя войти в одну реку дважды”. “Прежней жизнью мы не будем жить уже никогда, может быть лучше будем жить, а может быть хуже, но не так как раньше”. Теперь уже всем очевидно, что конфликт у России не с Украиной, а с коллективным Западом. Суть его Андрей Исаев объясняет таким образом: “Мы живем в эпоху неоколониализма. Его признаки — транснациональные корпорации, единая мировая главенствующая валюта и институт долгов. Россия ждала, что ее пригласят в первый вагон жизни “золотого миллиарда”, а ее видели только колонией, обеспечивающей его процветание”. И когда Россия отказалась быть колонией, ее стали насильно “ставить на место”. “Дело в том, что мы — русские, ни чуть ни хуже и не лучше западно-европейских жителей. Но они привыкли считать себя выше других, именно из-за колониальных взглядов. Вы спросите, как же демократия? А демократия предназначена только для них, у рабов прав никаких нет”.  

Сама же демократия на Западе приняла форму представительной демократии. Это произошло, когда верх одержали политтехнологии, которые продвигают образ человека, за которого голосуют, а он является лишь ширмой для корпораций, которые за его спиной все решают. У России складывается другая форма демократии — «демократия участия», которая преодолевает два порога отчуждения масс от управления: техногенный порог власти и социальный порог неравенства. “У нас возникает много общественных организаций, которые на своем уровне коллегиально решают сиюминутные проблемы. Например, советы родителей в школах. Это идет из глубин нашей исторической традиции общинности”. Вообще, как считает Андрей Исаев “На Западе демократия — инструмент борьбы за свободу, у нас — за справедливость”.  

Еще американский политолог Фукуяма оформил в свою знаменитую книгу («Конец истории») мысль о том, что после крушения Советского блока победила либеральная идея и она будет торжествовать вечно. Но Андрей Исаев считает, что либеральная идеология только часть того спектра идей, которые владеют умами человечества. Западным государствам действительно присущ либерализм, но в самом радикальном формате, подчеркнул господин Исаев, а крайние формы любых идеологий (которых он насчитал всего три — консерватизм, социализм и либерализм) рано или поздно гибнут. Умеренные же их варианты “будут жить и здравствовать”, но не господствовать, поскольку “все три идеологии являются верными, но односторонними”, и каждая из них отражает одну из сущностей человека: стремление к личной свободе (либерализм), справедливому общественному устройству (социализм) и национальному благополучию (консерватизм). “Попытка поставить одно над другим заведомо ошибочна, она деформирует человеческую личность, и сейчас мы имеем дело с такой попыткой”,— предупредил Андрей Исаев.

“Цели СВО определил наш президент, и я бы их суммировал таким образом: нам надо добиться того, чтобы Украина перестала быть антиРоссией”, — говорит Андрей Исаев. Так же он полагает, что “многополярный мир будет похож на БРИКС, где Китай не хочет построить коммунизм в Бразилии, а Бразилия не хочет привести к католической вере Иран. Но в многополярном мире нам придется конкурировать и с Китаем, и с Ираном”.  

“Россия — иммунная система мира. Потому что исторически мы были зажаты между двумя центрами экспансии: с востока шли кочевые племена, с запада двигались безземельные дворяне”. И в этих условиях Россия смогла выработать свою самобытную форму существования, чтобы отменять планы на мировое господство слишком амбициозных соседей. Например, из-за географической протяженности нашей страны просто невозможно обходиться без государственного участия в некоторых отраслях. “Как, например, представить форму работы российской почты без государства?!”, — убежден Андрей Исаев. Также и экономику необходимо перестроить таким образом, по его мнению, чтобы банки были в подчиненном состоянии у торгового и промышленного капитала, потому что сейчас банки стали монополизировать экономику. Произошло это из-за единой мировой валюты, которая узурпировала финансовую власть. Ее разрушение становится все более и более очевидным. Об этом и многом другом Андрей Исаев написал книгу “Бесконечность истории и конец классических идеологий, или почему Запад проиграет России”.

Источник

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий