Главная » ЛЕНТА НОВОСТЕЙ » Мировые копы: что такое Интерпол и какой он в действии

Мировые копы: что такое Интерпол и какой он в действии

Spread the love

Фото:
360tv.ru

На 87-й сессии генеральной ассамблеи Интерпола в Дубае состоялись выборы главы организации. Фаворитами с самого начала считались россиянин Александр Прокопчук и кореец Ким Чон Ян.
Вокруг этого события несколько дней подряд разгорался политический скандал, и вот из его пламени неопалимой показалась фигура корейца. На два года он возглавит эту международную полицейскую организацию.

Выборы были вызваны арестом предыдущего главы Интерпола, высокопоставленного китайского полицейского Мэн Хунвэья. Его срочно вызвали в Пекин из Лиона, где находится штаб-квартира организации, и подвергли аресту, обвинив в коррупции. Французы несколько дней засыпали тревожными письмами китайские правоохранительные органы, но в конечном счете получили очень короткое сообщение о том, что теперь им занимаются следователи.
Генерал-майор полиции Александр Прокопчук находился на посту заместителя главы Интерпола два года — с 2016 года. Он полиглот, владеет пятью языками — первое его высшее образование гражданское (романо-германский факультет Киевского госуниверситета). Работал в комсомольских организациях СССР, потом, вступив в милицейскую и в полицейскую должности, получил профильное образование — право, экономика. На своей прежнем посту в штаб-квартире Интерпола в Лионе, а также на должности начальника Национального центрального бюро Интерпола МВД России он пока остался.
Его кандидатура вызвала активное противодействие со стороны нескольких сенаторов США, украинских и литовских политиков, а также группы известных оппозиционеров в России. Он заранее был обвинен в предвзятости, в нанесении ущерба идее «международной уголовной полицейской службе вне политики», почти в двуличности и в прочих грехах, в которых в той или иной степени обычно обвиняют и полицейских, и политиков, и чиновников во всех странах мира и во все времена.
Было бы крайне удивительно, если бы генерал-майора российской полиции Александра Прокопчука избрали президентом Интерпола. Тогда уж точно можно было бы говорить, что эта солидная организация к политике не имеет отношения. Но, вопреки тому, что именно в политической ориентированности обвинен русский полицейский, этот аргумент и сыграл роль в, казалось бы, независимой от всякой политики деятельности Интерпола. Абсурдность очевидна, а само обвинение можно сопроводить определяющим понятием — обвинен априори. Это как без вины виноватый. Такое порой случается в полицейской практике, и тогда, по истечении времен, ищут ответственного за голословное обвинение либо среди лукавых политиков, либо среди коррупционеров. Это как интрига с выборами шерифа в заштатном американском городке — самый уважаемый и самый авторитетный джентльмен претендует на эту должность, от которой многое зависит в жизни горожан. Но кто-то на кого-то надавил, кто-то кому-то исподволь показал ручку «кольта», кто-то кого-то обманул, намекнул, подмигнул, и вот шерифская звезда тускло сияет не на той груди. …Хотя чаще, надеюсь, на той.

Вид на французский Лион, где находится штаб-квартира Интерпола. Источник фото: РИА «Новости»
Однако Интерпол — это несравнимо больше, чем полицейская и административная власть в американской провинции, но и несравнимо меньше, чем права шерифа в той же глубинке. Хотя бы потому, что шериф может, а, порой даже обязан, выхватить свой «кольт» и нашпиговать пулями опасного бандита, а президент Интерпола со всем своим кабинетом и всеми командными структурами не имеет права не то что продемонстрировать оружие, но даже и намекнуть, что оно существует. Потому что Интерпол — это объединение стран, признающих его в качестве информационного центра, а не лихое детективное бюро со своими отчаянными сыщиками-«пинкертонами» и штатными громилами-спецназовцами.

В самом начале, когда слово «информационный» еще не было в ходу, эту организацию в полицейской среде уже называли «почтой», потому что в ее обязанности входила лишь регулярная рассылка полицейских бюллетеней о розыске мошенников, убийц и воров, которые пересекли национальные границы своих стран и превратились из «местечковых» в международных преступников. Причем их политические взгляды не имели и не имеют до сих пор ни малейшего значения. Разыскивают их не за это, а если возникает подозрение, что все же за это, то розыск немедленно прекращается, а инициатор подлежит наказанию — вплоть до исключения его страны из организации. Кстати, там не все страны являются действительными членами, есть и такие, которые довольствуются статусом наблюдателей. СССР такой страной была долгие годы. На эти страны не распространяется обязательства по реагированию на информационные сообщения, но они, тем не менее, их получают для учета во внутренних делах. Сами же требовать преследования «своих» уголовников не вправе.
Я припоминаю, как в последних числах сентября 1990-го года на совещание Совета министров СССР прямо с самолета из Канады буквально ворвался возбужденный долгим перелетом тогдашний министр внутренних дел Вадим Бакатин и сообщил, что страна уже не просто наблюдатель, а действительный член Интерпола, принятая на генеральной ассамблее в Оттаве. Туда прилетели высокопоставленные милиционеры почти из всех советских республик, включая Украину, которая теперь не желает видеть в руководстве Интерпола российского полицейского.

Политика «вытеснила политику» и утвердилась в этом своем качестве в совершенно, казалось бы, аполитичной международной полицейской организации. Бакатин, давясь от смеха, рассказывал, как на въезде в Канаду, в аэропорту, был задержан чемодан харьковского полковника, на который тревожно отреагировали служебные псы пограничной полицейской службы. Из уважения к члену делегации местная власть, пряча глаза, разрешила не вскрывать чемодан, но Бакатин настоял. Он был уверен в своем украинском коллеге, давно бомбившим МВД СССР горячими письмами о необходимости вступить в Интерпол. Чемодан вскрыли. Обнаружилось, что полицейские собаки так отреагировали на несколько килограммов нежного сала, которое полковник вез на встречу с иностранными полицейскими в знак благодарности за их радушие и прием в организацию. Словом, вступили, наконец.
Источник фото: wikipedia
В 1991 году в МВД СССР уже было зарегистрировано Национальное центральное бюро Интерпола, а после распада страны наследником этого статуса стало МВД России. Остальные республики заявили о своем желании вступить в Интерпол уже самостоятельно, что и произошло.
Вообще, легенда вокруг бойких детективов Интерпола родилась в остросюжетной литературе и кино не без участия необычайно талантливой домохозяйки-писательницы Агаты Кристи. Это в ее романах офицеры Интерпола напоминают лихих полицейских детективов в серых плащах, мягких фетровых шляпах и с черными наганами в крепких руках.
В действительности организация, называемая с 1956 года «Международной организацией уголовной полиции — Интерпол», является специализированным информационным агентством, которую неслучайно полицейские во многих странах называют «почтой». Ее главная задача — сбор, анализ и распространение по своим каналам информации об уголовных преступниках и преступлениях с фотографиями, приметами, привычками и методами работы уголовников, пытающихся скрыться или же продолжить свою деятельность вне национальных территорий стран-участников, то есть за пределами их юрисдикции.
Поэтому всякий намек на то, что можно использовать этот информационный оперативный банк в качестве средства преследования политических противников властей, не выдерживает критики. С запросом прилагается подробная справка о розыске, под которой подписывается начальник национального бюро, а к этому подшивается блок документов, изобличающих преступника с точки зрения национального уголовного кодекса. Причем статьи, по которым его разыскивают, также должны содержать состав уголовного преступления в международной правовой теории. Если все же предпринимается подмен материалов и выявляется политическая составляющая обвинения, то следует отказ, а затем строгое предупреждение.

При повторе на очередной генеральной ассамблее может быть поставлен вопрос об исключении страны из организации без права восстановления, если сохраняется тот же политического режима. За этим наблюдают очень компетентные аналитики, состоящие на штатной и внештатной службе в штаб-квартире в Лионе.
Еще в 2014 году, по инициативе князя Монако, с участием России 14 стран собрали Первый международный конгресс уголовной полиции и решили учредить международную уголовную полицейскую комиссию. Но Первая мировая война помешала этому. В 1923 году в Вене на Втором конгрессе такая комиссия все же была учреждена. Но власть в ней в 1938 году, после аншлюса Австрии, захватили бонзы из СС в нацистской Германии. Штаб-квартира из Вены была перенесена в Берлин. Интерпол фактически перестал существовать из-за отказа участия в нем других стран, многие из которых были захвачены гитлеровскими войсками, а другие находились с Германией в состоянии войны.
Лишь в 1946 году штаб-квартира была утверждена в Париже, а в 1956 году уголовная полицейская ассоциация получила название «Международная организация уголовной полиции — Интерпол». В 1989 году она обосновалась в Лионе. В нее входит 192 государства. Большее количество стран присутствует только в ООН. Россия состоит в Интерполе с 27 октября 1990 года — сначала в составе СССР, а затем уже самостоятельно, как наследник его международных правовых институтов. В 2008 году в Санкт-Петербурге проходила 77-я сессия Генеральной ассамблеи Интерпола.
В обязанности информационно-розыскного компонента Интерпола официально входят все составы преступлений из общей уголовной практики — организованные преступные сообщества, торговля людьми, контрабанда наркотиков, отслеживание источников и распространителей детской порнографии, международные мошенники, включая область высоких технологий и экономики, фальшивомонетчество, подделка ценных бумаг и прочие сугубо уголовные деяния. Интерпол занят координацией деятельности полицейских служб стран-участников организации посредством контроля и наблюдения через начальников НЦБ (Национальных центральных бюро при полицейских ведомствах стран). Исполнять предписания Интерпола на основании поручений национальных органов полиции должны местные полицейские службы, для которых это является (после утверждения в соответствующей правовой инстанции страны) легитимной санкцией.
Андрей Бинев, журналист, аналитик

Источник

Оставить комментарий