Главная » фонтанка новости » Невыносимый мусор. Как стихийный полигон с Волхонки выгоняли-выгоняли, да не выгнали

Невыносимый мусор. Как стихийный полигон с Волхонки выгоняли-выгоняли, да не выгнали

Spread the love

Горящая незаконная свалка два дня душила Красносельский район Петербурга. Городским службам она известна с 2015 года. Против неё выходили с казаками, рыли рвы, возбуждали уголовные дела, но не помешали зарастать хламом. Выжечь неугодный мусор тоже не вышло.

27 июня пожарные потушили пустырь между Волхонским шоссе и Сосновой Поляной. Свалка не отпускала больше суток, докапываться до очагов приходилось через 15-метровые завалы. Жители окрестных домов безуспешно баррикадировались в квартирах. Опасным хламом их обкладывают как минимум четыре года. Противостояние напоминает священную войну с ветряными мельницами.

Невыносимый мусор. Как стихийный полигон с Волхонки выгоняли-выгоняли, да не выгнали

Дым над стихийным полигоном горожане наблюдают с воскресенья. По их словам, он то появлялся, то пропадал. В среду, 26 июня, клубы стали насыщенно черными, ветер разнёс зловоние в радиусе нескольких километров. Судя по карте, ближе всего к залежам мусора расположены садоводства. Проспект Народного Ополчения проходит примерно в километре, за ним расположен муниципальный округ «Сосновая Поляна», где проживают порядка 55 тысяч человек. Запах гари отнесло за проспект Народного Ополчения. На смрад в квартирах «Фонтанке» жаловались жители 12-этажных корпусов на проспекте Ветеранов, 171, которые приобретали жильё комфорт-класса «в окружении парков и зелени». Обитатели частных домов на улице Красной, которые находятся в паре километров западнее полигона, рассказали, что не могли спать с открытыми окнами.

Реклама

Пожарные на месте зафиксировали площадь горения в 800 квадратных метров. Отдельно отметили завалы раз в десять выше человеческого роста и глубокое залегание очагов. Экскаваторы раскапывали их сутки, пожарные работали по пояс в мусоре.

Тем временем свалка притягивала службы. Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности направил на место передвижную лабораторию, которая отобрала пробы воздуха. Превышений норм по вредным веществам не нашли, но пообещали – будут замерять ещё. К отслеживанию состояния воздуха подключился Роспотребнадзор, возглавить борьбу с огнём пообещал глава МЧС Алексей Аникин. Однако до Волхонки он так и не доехал, справедливо рассудив, что подчинённые справятся без него.

Комитет по природопользованию проблемой занимается давно и с ситуацией на участке знаком не первый год. В январе этого года городские СМИ писали про усиленный полицией и казаками рейд Смольного, во время которого были задержаны три забитых мусором грузовика. За месяц до этого там же попались несколько водителей. В отношении них возбудили административное производство. 

«Работа свалки носила хорошо организованный характер и на месте координировалась рядом лиц с помощью радиосвязи, что осложнило работу полиции. Учитывая большую площадь объекта, весьма кстати пришлась помощь казаков», – приводят слова заместителя председателя комитета по природопользованию Александра Кучаева в релизе от 17 декабря 2018 года.

Законсервировать свалку не удалось. В начале июня экологи «Зелёного фронта» на своём сайте рассказали о зашкаливающем уровне отходов и вереницах грузовиков, которые подсыпают ещё. Но раньше внимание к свалке стал привлекать местный активист Сергей Крупко. Он рассказал «Фонтанке», что про залежи мусора неподалёку от Сосновой Поляны он написал в соцсетях в середине мая. Клич подхватили экологи и градозащитники, администрацию и комитет начали бомбардировать жалобами. Чиновники отвечали, что, мол, в курсе, работаем. За месяц наблюдающие за свалкой жители особых изменений не заметили, зато у самых активных прибавилось проблем.

По словам Сергея Крупко, ещё в мае – примерно через неделю после первых постов о замусоренных гектарах – в его дом пытались проникнуть неизвестные. Сделать это не вышло. Сам он уверен, что покушение на жилище вызвано его гражданской активностью. Ещё одним тревожным звоночком стал эпизод несколько дней назад: рядом с ним на улице притормозил автомобиль, сидевшие в нём незнакомцы с бандитским акцентом пожелали здоровья и долгих лет жизни. Смольному активность тоже будто бы пришлась не по нраву. 

«Числа 24-го на мой участок зашла сотрудница комитета. Объяснила, что на мою фирму поступила жалоба: сообщают о складе строительных и бытовых отходов, пишут, что у компании нет договора на вывоз мусора, а я могу быть причастен к загрязнению Красносельского района», – говорит Крупко.

Реклама

По данным СПАРК, его ООО «Реновация» зарегистрирована в декабре 2017 года, основным видом деятельности указано строительство жилых и нежилых зданий. По словам активиста, она открывалась под конкретные заказы, а сейчас «мертва» и, соответственно, безотходна. Инспектор попросили изложить всё это в объяснительной, подкрепить документами и прийти в комитет в четверг. Объяснительную Крупко так и не написал. На встречу, говорит, пришёл с командой поддержки, потребовал документы, на основании которых ко мне пришли. «С каких пор комитет занимается такой мелочью, как строительный мусор на участке?» – недоумевает он, отмечая, что жалобу ему не показали. У Смольного на проверку свой взгляд.

«Пришли и облили грязью с ног до головы», – эмоционально описал визит активиста с группой поддержки зампред комитета Александр Кучаев. К Сергею Крупко на участок пришли с осмотром, когда природоохранная прокуратура передала жалобу, объясняет он. Информацию проверили, нарушений не увидели, документы попросили для отчётности, активист же связал всё с шумом вокруг Волхонки. «Не иначе, из желания привлечь внимание общественности», – считают в комитете. После продолжающихся второй день вопросов историю несанкционированной свалки пересказали в деталях. Крупко с резонансом вокруг нее, говорят, не связывают.

Участок рядом с Волхонским шоссе, неподалёку от так и не построенного мусоросжигательного завода, попал в поле зрения общественности в 2015 году. В 2016-м материалы комитета правоохранители уже уложили в уголовное дело о нарушении правил обращения с экологически опасными отходами (часть 2 статьи 247 УК). На следующий год виновным признали Владимира Малахова. Он особо не отпирался и пошёл на сделку со следствием, обеспечив себе минимальное наказание – сто тысяч рублей. Судя по базе судебных приставов, 54-летний уроженец Воронежской области штраф ещё не оплатил.

Как сказано в решении, предприимчивый петербуржец захватил участок, поставил на нём пост охраны и организовал бизнес по складированию отходов III – IV класса опасности. Грунт, линолеум, битый асфальт, куски бетона шли по цене примерно в 4–5 тысяч рублей за машину. Легальное размещение на полигоне обходится раз в 15 дороже. 

В 2018 году суд удовлетворил гражданский иск природоохранной прокуратуры, взыскав с Малахова как с виновного в порче почвы компенсацию ущерба. Также его обязали прибрать захламленный участок.

Как считают специалисты, в результате складирования отходов на участке погибли все обитающие в земле беспозвоночные. Их убили бульдозеры – утрамбовывая мусор, запечатали подстилку, чем перекрыли доступ кислорода в почву. Уборка и компенсация обходятся нарушителям недешево. К примеру, по аналогичному делу хозяина свалки в Шушарах наказали на миллионы. Пункт приёма битого кирпича, грунта, автомобильных покрышек и прочего он организовал рядом с домом 117, корпус 3, по Софийской улице.  Он так же сначала получил штраф в 100 тысяч по уголовному делу, а потом стал ответчиком по иску прокуратуры. Испорченную среду обитания беспозвоночных и гектар, засыпанный отходами наивысшего (1-го) класса опасности, оценили в 26 миллионов рублей.

Иск к Малахову рассмотрел Приозерский районный суд Ленобласти. Речи о компенсации в опубликованном решении нет. Организатора свалки обязали зачистить участок и заплатить исполнительский сбор в размере 5 тысяч рублей. Судя по базе судебных приставов, даже этот долг не закрыт.

Малахов решение того суда не исполнил, – говорят чиновники. При этом свалка под конец года снова начала разрастаться. Новых виновников пытались ловить за руку во время рейдов. Желающие сэкономить на отходах после таких облав затихают, но через некоторое время снова тянутся к привычному месту. Бетонные заграждения на съезде с Волхонского шоссе, установленные районной администрацией, становятся временным препятствием. Вырытый ров со своей задачей также не справился. Изъятую в рамках административных производств технику рано или поздно отдают, и мусор копится дальше.

Теперь его в основном накидывают сверху, не забывают и про бульдозеры. В начале лета на участке пришлось ликвидировать разлив нефтепродуктов. Предполагается, что тяжёлая техника раздавила бочку с мазутом, замурованную под слоями. Ущерб за это отдельной строкой ляжет в размер компенсации. Он пока не подсчитан, но новое уголовное дело по той же 247-й УК возбуждено на прошлой неделе, есть и фигурант, но его имя в комитете почему-то не раскрывают. 

Впрочем, едва ли можно ждать, что в случае обвинительного приговора в борьбе с мусорными горами он будет успешнее своего провалившего уборку предшественника. Как уточняют экологи «Зелёного фронта», сейчас на Волхонке мусором завалены 4,5 гектара. Это примерно семь футбольных полей. 

В городском МЧС полагают, что загореться неубиваемый полигон мог не случайно. Основной версией затянувшегося пожара называют поджог.

Татьяна Ципуштанова, «Фонтанка.ру» 

 

 

Источник

Оставить комментарий