Главная » фонтанка новости » «Этого не может быть»: Трибунал принял дело оперативника ФСБ, воткнувшего в петербуржца ствол карабина

«Этого не может быть»: Трибунал принял дело оперативника ФСБ, воткнувшего в петербуржца ствол карабина

Spread the love

Согласно новостям за последние годы, засовывание в зад человеку предметов, похожих на дубинки и бутылки, — традиционный признак служебно-разыскной деятельности гражданских органов. Чекисты как военнослужащие всегда считались более аккуратными. Жгучая коррупция также ассоциировалась в основном с МВД. Но времена, как известно, меняются. Вот недавно полковник ФСБ Черкалин своими 12 миллиардами умыл полковника МВД Захарченко с его какими-то девятью. Сегодня дело старшего лейтенанта госбезопасности Кирсанова демонстрирует сотрудникам полиции и колоний, что если те что-то и пихали в людей, то они просто грубые шалуны. 26 июня обвинение утверждено Военной прокуратурой. Имя этого оперативника столько раз склоняли на Литейном, 4, что он стал своего рода брендом. Наслаждайтесь.

Принципиально в этой сумасшедшей во всех отношениях истории – два героя. Автор представляет их.

Игорь Саликов, 58 лет, родился в Ленинграде. Когда большинство читателей «Фонтанки» еще не родились, Салик уже гремел на Невском проспекте. У иностранцев, торговых работников и людей с деньгами шансов при встрече с ним практически не было. Но – никакого насилия. Это был первый ломщик советского города трех революций. Про него можно издать смачный плутовской роман, но официально он только раз отсидел полтора года, а было это, извините, в 1984 году. Сегодня он имеет приличные недвижимые активы и кого только нет в его друзьях-товарищах – от сыновей российских земнобогов до блатных. Несмотря на то, что в хозяйстве есть «Мерседес» с номерами «666», настроение не очень, поскольку он находится в Новых Крестах.   

Реклама

Илья Кирсанов, 26 лет, родился в Петербурге. После девяти классов поступил в пограничный кадетский колледж, затем окончил с отличием Калининградский пограничный институт ФСБ, где поменял изначальную фамилию Яшкин на Кирсанов. Правда и то, что отметился в межвузовской игре «Что? Где? Когда?». С 2014 года служит в Петроградском райотделе ФСБ, за ним закреплена кредитно-финансовая линия. Теперь он старший лейтенант. Пока фактов для приключенческой книги маловато. Согласно характеристике, к зверской свирепости не склонен. Наоборот – начитан и так далее, отличник всех подготовок вместе взятых. Дважды поощрялся самим директором ФСБ. Занятно, что номер его «Ауди А5» имеет номера «777». Его душевное состояние тоже ни к черту. В июле этого года вряд ли состоится продление контракта с контрразведкой.

Прежде чем описывать дальнейшее, заметим: если бы это произошло при участии полицейских, то они были помещены в камеру буквально часов так через пять. Но тогда, 7 мая 2018 года, в коттедже Саликова в поселке Огоньки под Выборгом появились оперативники ФСБ. С того дня Саликов стоит только на одних показаниях: Кирсанов заковал его в наручники, бил, потом нашел в доме карабин и воткнул ему, лежащему лицом вниз, в задний проход. Строгость, как говорится, конек чекистов, но процессуальные мероприятия прервались. 

Саликова вынужденно отвезли в больницу, где его тут же положили на стол хирурга. С тех пор врачи сделали ему восемь сложных операций. Внутри же все пробито – кишечник, мочевой пузырь. Какой бы он ни был, когда на Невском, а теперь уже – инвалид. До масс-медиа эта история дошла только через три месяца, когда Саликов рассказал все «Фонтанке». Тогда же военное следствие возбудило дело в отношении двух неустановленных сотрудников ФСБ, хотя только двое из ФСБ и были на обыске.

Разумеется, о произошедшем еще в мае узнали все, кому положено. Но ситуация казалась настолько ненормальной, что руководство УФСБ искренне посчитало: такого точно не могло быть. Кирсанов же правильно делал со своей точки зрения: при многочисленных проверках упорно отрицал, мол, Саликов – сам. На что изуродованный со свойственной ему жизненной энергией парировал: «Что я – Карлсон, взлетел и рухнул на ствол?»

Генералы в ФСБ, может, и не большие спецы в части СМИ, но тут не надо быть мэтром технологий, чтобы понимать, какие будут заголовки, если Кирсанову предъявят обвинение. Поэтому у Военного следственного комитета по Западному округу было два варианта: делать вид, что расследуют, и не доказать (что политически грамотно) или доказать, что по-человечески понятно даже коллегам из ФСБ. Так, с сентября по весну этого года были допрошены все участники обыска, по секундам измерено, кто где находился в доме Саликова, проведены генетические экспертизы остатков с оружия, и так далее, и тому подобное. В результате дело дважды возилось в центральный аппарат СК на проверку и дважды в Военную прокуратуру. Не найдя изъянов, 17 мая Кирсанов вновь был вызван, где ему предъявили обвинение по части третьей статьи 286 УК «Превышение служебных полномочий с применением оружия, с тяжкими последствиями». В тот же день Кирсанов расписался за подписку о невыезде. Понятно, что изолировать его не имело смысла. 

Если обычно с аналогичного момента дело только начинается, то здесь, в общем-то, и закончилось. Материалы были уже собраны в абсолютном достатке. Отсюда проведение психолого-психиатрической экспертизы, показавшей – «здоров, годен», быстрое ознакомление и, наконец, утверждение в Военной прокуратуре 26 июня. На днях дело передается в трибунал. Об этом «Фонтанке» проговорился и адвокат Саликова, Павел Ясман. На наш вопрос о деле он сначала ответил: «Да, оно в суде вроде уже». Но потом опомнился и заявил: «Никаких комментариев, я связан неразглашением».

Реклама

Слушания пройдут в Выборге. Если точнее – в Выборгском гарнизонном военном суде. Это для госбезопасности даже хорошо – журналисты туда частить не станут. Да и по нашей информации, сам Саликов больше не желает общаться с журналистами. Возможно, это связано с тем, что процессуально он победил, а его образ жизни и стереотип поведения уж точно не связаны с медиа. 

А в конце – начало этой драмы.       

Несколько лет назад контрразведчик Кирсанов привлек за обнал игрока по имени Гюндуз. Товарищ посидел взаперти немного, потом искупил, вышел. И так уж вышло, что Гюндуз познакомился именно с женой Саликова. Столь тесно, что Саликов с женой разбежался, поделив неплохое имущество. Так как светская дама тяжелее бокала с шампанским в руке ничего не держала, то ей досталась квартира в Ницце, апартаменты в Рощино, «Ленд Ровер», а Саликов взял покрупнее. Оформили как интеллигентные люди. Несмотря на то что Гюндуз был точно не в доле, он убедил новую суженую, что раздел нечестный. Куча заявлений в полицию и иски в суд дохода ему не принесли, а каким-то волшебным образом Кирсанов пришел в конце 2017 года с обыском в дом к Саликову именно по старому делу Гюндуза. Саликову показалось это очень смешно. Веселился он недолго. 7 мая 2018 года второй обыск удался для всех.

На этот раз Кирсанов появился совсем по другой причине. Все оказалось глупее. При первом обыске у Саликова изъяли компьютер, а внутри нашли видео, где некто страшный совершает насильственный оральный акт с молодым человеком. ЧК раскрутила тот сюжет еще 2015 года – это Саликов послал ухаря так отвадить какого-то полюбовника от своей несовершеннолетней дочери. Вот тебе и статья – агрессивные действия того самого характера. Вернее, организация. По данному, если можно так сказать, инциденту Саликов признает все, кроме команды на секс. Говорит, мол, попросил просто по роже.

С осени прошлого года Саликов то заходит в изолятор, то выходит на домашний арест. Кирсанов же только начал свой путь туда. Дело же пахнет тем, что старшему оперуполномоченному ФСБ дадут поболее, чем легендарному аферисту на пенсии.

Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»

Источник

Оставить комментарий