Главная » ЭКОНОМИКА » Остров притяжения: почему российские банки активно кредитуют Кипр

Остров притяжения: почему российские банки активно кредитуют Кипр

Spread the love

Вид на город Никосия

(Фото: Chris Ratcliffe / Bloomberg)

Более 20% портфеля зарубежных долговых требований российских банков приходится на резидентов Кипра, подсчитал РБК на основе сведений, опубликованных Банком России. Суммарные требования российских банков к иностранным резидентам на 1 октября 2018 года составляли 11,9 трлн руб. ($182,1 млрд по курсу ЦБ на этот день). Эта сумма соответствует примерно 12% оценочного ВВП России за 2018 год.

РБК изучил информацию о задолженности иностранных резидентов перед российскими банками, публикуемую раз в квартал в составе формы 0409805 («Расчет собственных средств (капитала) и значений обязательных нормативов банковской группы»). Впервые эти данные были обнародованы по состоянию на 1 октября 2017 года. Эти показатели нужны для расчета так называемой антициклической надбавки («контрциклического буфера» по стандартам «Базель III») — надбавки к минимальному уровню достаточности капитала, которая зависит от соответствующих значений антициклических надбавок, установленных национальными регуляторами, и сумм требований к резидентам данных юрисдикций. На 1 октября 2018 года ЦБ сообщал о 72 банках, подающих такую отчетность.

Пятая часть требований всех банков — $37,8 млрд — приходится на Кипр. И эта сумма растет. Так, по сравнению с данными на 1 апреля требования российского банковского сектора к резидентам Кипра увеличились на 16,5%.

Почему Кипр?

В 2018 году Кипр попал под серьезное давление американских регуляторов: весной, после скандала с латвийскими схемами вывода денег, на остров приезжала делегация Минфина США во главе с помощником министра по вопросам борьбы с терроризмом Маршаллом Биллингсли. После этого кипрский ЦБ ужесточил требования к иностранным клиентам местных банков. В частности, ЦБ предписал банкам закрыть счета компаний-пустышек, не ведущих реальной деятельности. Эксперты и консультанты восприняли это прежде всего как атаку на российские деньги, спровоцированную США. Санкции Евросоюза против России и закручивание гаек со стороны кипрского ЦБ привели к закрытию десятков тысяч российских счетов на острове и уходу многих компаний с российскими интересами, сказал в ноябре посол России на Кипре Станислав Осадчий, цитировала его Cyprus Mail.

Но данные Банка России показывают, что по крайней мере крупные российские банки сохраняют тесные связи с Кипром. «Лидерство Кипра вполне логично, поскольку это одна из наиболее популярных у россиян юрисдикций. При этом полагаем, что доля финансирования, уходящего на Кипр, будет сокращаться, поскольку в целом сегодня взаимодействие России и Кипра уже не настолько дружественное, как было пять лет назад», — говорит инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин.

«Несмотря на деофшоризационную компанию в России, Кипр по-прежнему в топ-листе у российского бизнеса для создания холдингов. Причем сейчас выбор Кипра зачастую обусловлен не столько налоговыми преференциями, сколько возможностью использовать английское право при структурировании отношений с партнерами, относительно невысокой стоимостью создания и содержания компаний, лояльностью к международному (в том числе российскому) бизнесу», — добавила партнер КПМГ Анна Воронкова.

Еще 15% всех зарубежных требований российских банков (1,82 трлн руб., или $27,7 млрд) находятся в Турции, но это целиком индивидуальная история Сбербанка. Требования к Турции включают требования к дочернему банку Denizbank, который Сбербанк кредитует, а также вложения в его акции, сказал РБК главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. Сбербанк продает Denizbank эмиратскому Emirates NBD Bank, и при закрытии сделки требования сократятся, говорит Матовников.

Что это вообще за требования?

Половина всех требований российских банков относится к резидентам государств, входящих в Евросоюз. Помимо Кипра это Нидерланды (резиденты королевства должны российским банкам $9,9 млрд) и Ирландия ($8,3 млрд).

Кипр, Нидерланды, Швейцария, Ирландия — это офшорные или квазиофшорные юрисдикции, где зарегистрированы некоторые крупные российские компании. «Большая часть этих кредитов — это кредиты де-факто резидентам РФ, но по требованию ЦБ они учитываются по «прописке» компании. Часть требований включает требования к банкам соответствующих стран», — объясняет Матовников.

На Кипре, в Нидерландах и на Джерси традиционно регистрируются холдинговые и финансовые компании, которые контролируются российскими акционерами и используются для владения и/или финансирования российских активов, говорит Анна Воронкова. Обязательства резидентов этих стран связаны в первую очередь не с предоставлением финансирования зарубежным компаниям, а с кредитованием российскими банками структур крупных российских предприятий за рубежом в целях обслуживания их бизнес-потоков, подтверждает Александр Бахтин.

По другим странам причины, как правило, те же: это финансирование, по сути, для «своих». «Вряд ли швейцарские предприятия активно кредитуются в российских банках, им намного выгоднее обратиться к своим кредитным организациям и получить намного более дешевое финансирование», — рассуждает Бахтин. В Швейцарии расположено большое количество торговых компаний российских групп для трансграничной торговли нефтью, металлами и т.д., добавляет Воронкова.

Соседи и офшоры

На резидентов стран Таможенного союза (прежде всего это Белоруссия и Казахстан) приходится $20,3 млрд — 11% всех зарубежных требований российских банков.

Казахстан — крупнейшая юрисдикция по сумме зарубежных требований для Альфа-банка: 77,7 млрд руб., или 17,4% всех иностранных требований этого банка. Форма 805 составляется на консолидированном уровне и включает в себя результаты деятельности дочерних организаций («Альфа-банк Казахстан», Amsterdam Tradе Bank, Балтийский банк и т.д.), поэтому в общую сумму включены и собственные требования дочерних организаций, в частности требования «Альфа-банк Казахстан» к резидентам Казахстана, пояснила РБК пресс-служба Альфа-банка.

Еще 10% приходится на офшорные юрисдикции. Минфин России называет офшорными 44 юрисдикции, в 27 из них находятся деньги российских банков. Самые большие требования — $14,8 млрд — российские банки предъявляют к резидентам Джерси. Больше всего требований к резидентам Джерси у Сбербанка — $12,8 млрд. У Сбербанка есть, например, кредит на $4 млрд зарегистрированной на Джерси алюминиевой компании Rusal, которая находится в санкционном списке США, но вскоре должна из него выйти.

Драматически сократились требования российских банков к украинским резидентам. Если на 1 июля 2018 года они составляли 560,8 млрд руб. (на 1 апреля — 276,1 млрд руб.), то на 1 октября сократились в разы — до 131,8 млрд руб. В частности, у ВТБ они уменьшились в четыре с половиной раза (до 32,4 млрд руб.), а у Сбербанка — в пять раз — до 78,6 млрд руб. Еще в 2017 году Украина ввела санкции против российских госбанков, они пытаются свернуть там свою деятельность, минимизировав убытки (часть активов просто списывается). Кроме того, в этом году украинские суды начали арестовывать местные активы российских госбанков в рамках принудительного исполнения решений гаагского международного арбитража по поводу Крыма.

Как мы считали

Для анализа требований российских банков к иностранным резидентам РБК использовал форму 0409805. Суммы требований в форме ЦБ приводятся в рублях, для перевода в доллары США использованы актуальные на соответствующую дату курсы Центробанка. Под офшорами понимались все государства и территории из приложения к приказу Минфина от 13 ноября 2007 года.

 

Авторы:
Дада Линделл, Иван Ткачёв, Екатерина Литова.

При участии:
Евгений Тарасенко.

Источник

Оставить комментарий